Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

СЕГОДНЯ — ЭТО НАШЕ ЗАВТРА

12.11.2017, 3:19      Новости Ставрополя
В продолжение темы « На защите интересов сельхозпроизводителей »

Владимир Целовальников

С момента создания в 2013 году регионального объединения работодателей «Агропромобъединение Ставропольского края», вступления в 2014 году в российский агропромсоюз и региональное объединение работодателей «Конгресс деловых кругов Ставрополья» удалось защитить важные для крестьян интересы. Так, при поддержке общероссийского объединения работодателей было внесено изменение в постановление правительства об отмене установки тахографов на автотранспорт, используемый в сельском хозяйстве, при условии осуществления перевозок в пределах «родной» территории — порядка одного района либо сопряженного с ним.

О том, какие важные вопросы аграриев представлены на краевой и российский уровни в этом году, рассказывает заместитель председателя регионального объединения работодателей Владимир Целовальников.

Экономическая нецелесообразность

— Владимир Киреевич, какие конкретно интересы работодателей АПК края инициируются сейчас в российский агропромсоюз?

— Мы убедились, что можно и нужно решать вопросы, которые входят в противоречие и представляют экономическую нецелесообразность для деятельности сельскохозяйственного производства. Сейчас на повестке дня стоит неправомерное принятие постановления Правительства РФ с подачи минтранса — введение акциза на топливо для любого вида транспорта, который формирует региональный дорожный фонд. Этот акциз нужно дифференцировать, он не должен касаться сельскохозяйственной техники. Сельхозтоваропроизводители не выпускают на региональную и федеральную трассы уборочные комбайны, трактора и т.п. Конечно, эта сельхозтехника тоже пользуется топливом, но работает она в поле, а с нее все равно взимается акциз. По расчетам минсельхоза края, у сельхозпроизводителей в результате введения акциза будет изъято порядка 500 миллионов рублей. Это несправедливо. Топливо должно идти без акциза, целевым назначением. Мы будем бороться за внесение изменений в постановление Правительства РФ в части исключения или предоставления льготы на топливо, используемое для сельскохозяйственного производства. Сделать это легко, всю сельхозтехнику можно посчитать и собрать заявки. Сейчас мы направили по этому вопросу письмо в общероссийское объединение работодателей.

— Сегодня мы можем конкурировать с государственной поддержкой аграриев в Европе, Америке и других странах?

— Наши крестьяне получают десятую часть того, что получают там. А мы собираемся конкурировать с ними. Просто катастрофа, когда наш крестьянин работает, а его труд постоянно девальвируется, обесценивается. Нам нужна другая аграрная политика, всеобъемлющая и отражающая истинное положение дел. Об этом я много раз говорил и писал, но пока мой вопрос не услышан. Еще раз повторю, сегодня нужна современная аграрная политика в стране в целом, которая бы отвечала вызовам на внутреннем и внешнем рынках. Это самый важный вопрос для экономики.

На мой взгляд, если бы государственная власть заботилось о своем крестьянине, то зерновые интервенции были бы объявлены сразу же после уборки урожая, а то и во время нее, а не в предстоящем декабре 2017 года. О том, сколько будет зерна, можно понять через две недели после начала уборки. Только государственная зерновая интервенция позволит сформировать первоначальную цену. Это рыночный механизм в рамках развития рынка. Таким образом, мы смогли бы обеспечить формирование нижнего предела цены на зерно и продать его по достойным ценам. К сожалению, сегодня предлагают 6-7 рублей за 4-й класс, 8 рублей — за третий класс. Это явно мало, если взять неуклонно работающие ножницы диспаритета цен. Несоответствие между заниженными ценами продажи сельхозпродукции и завышенными ценами покупки промышленных товаров это неравномерные условия торговли. Причем монополисты формируют цены с тенденцией только к росту, а цена от производителя по-прежнему не растет. Остановить рост цен невозможно, так как основной монополией являются топливно-энергетические комплексы и т.д. Сейчас себестоимость зерна как лакмусовая бумажка, т.е. затраты постоянно растут, а себестоимость составляет 5-6 рублей при условии использования интенсивных технологий.

За зерновые интервенции во время уборки урожая

— Получается, за что произвел, за то и продал, а для чего работал — непонятно. Где же прибыль и как вести расширенное производство?

— Чтобы его вести, нужна 30-процентная прибыль, т.е. сегодня цена за 4-5-й класс зерна должна быть не менее 7-8 рублей, а за 3-й класс как минимум 9-10 руб. Вот тогда можно говорить о справедливой цене. Есть внутренний и внешний рынки. Сегодня доллар стоит порядка 60 рублей, его цена не упала. Но тогда почему зерновые трейдеры держат такую низкую цену на зерно? Цель одна — все выбрать у тех крестьян, которые вынуждены продавать зерно дешево, чтобы оно не сгнило под открытым небом или его не съел долгоносик в неподготовленном складе. Это неправильно. Законодательным формированием первоначальной цены должно выступить родное государство при закупке зерна для госнужд. Причем сразу же после уборки, а лучше во время нее. Тогда зерновые трейдеры не смогут играть на понижение цен. Выше, пожалуйста, закупайте. Особенность еще в чем заключается, говорят, да вот, мол, интервенционный фонд в Сибири остался. Сибирское зерно и зерно юга России — две большие разницы. Там зерно фуражное и для хлебопечения не пригодное, а наше зерно имеет высокое содержание клейковины и является улучшателем слабых пшениц, поэтому используя наше зерно 3-го класса, можно получить хороший хлеб и в Сибири. Для обеспечения населения страны качественным хлебом требуются закупки высококачественного зерна для государственных нужд в необходимом количестве. Сегодня очень важно защитить интересы работодателей, которые на юге еще обрабатывают всю землю. На Черноземье пахотные поля уже зарастают кустарником и лесом. Хотелось бы, чтобы в этом вопросе вмешательство нашего государства было более активным, так как уже сегодня опаздываем.

Балом правит торговля

— Что нужно для решения этого вопроса?

— Необходимо делать продовольственные балансы в каждом отдельном регионе и общий по стране. Это позволит увидеть, что и в каком количестве нужно закупать на внутреннем и зарубежном рынках для государственных нужд. Сегодня балом правит торговля, и там главные параметры — ценовые, а не качество. Возьмем, к примеру, овощи, фрукты и виноград. Скоропортящаяся продукция должна реализовываться буквально в течение 1-2 недель. Сегодня край производит порядка 400 тыс. тонн картофеля и столько же овощей. Скажу откровенно, 30 процентов этой продукции уходит в навоз. Потому что современных хранилищ с охлаждением холодильниками в крае всего пятая часть от потребности. Нужны региональные и федеральные программы по развитию инфраструктуры. Сейчас у нас создаются кооперативы, например виноградарских хозяйств, которые будут строить хранилища, — это хорошо, и господдержка есть — 80% от затрат. Но это развивается производство, а речь идет о развитии инфраструктуры хранения, переработки и реализации. Это самостоятельное направление входит в ведение краевого комитета по пищевой и перерабатывающей промышленности, торговле и лицензированию.

— В Год экологии вся страна борется за чистоту регионов и безопасную продукцию, особенно для детей. Не секрет, что для выращивания хорошего урожая проводится по 14-15 обработок пестицидами. Проводят ли обязательную токсикологическую экспертизу региональные сельхозтоваропроизводители?

— В этом архиважном вопросе у нас также превалирует торговля. Объявляются торги, закупается продукция для детского питания, которая не проходит сертификацию. Нужно ввести сертификат качества для выхода на торги, где каждый победитель сможет торговать только при наличии сертификата качества на детское питание. Это очень большая работа, но она необходима. Сегодня здоровье нации в руках Россельхознадзора, который явно не может охватить огромный пласт работы. Между тем у нас есть межобластная ветеринарная лаборатория, которая может представить полную картину — токсикологическую оценку продаваемого продукта по остаточному количеству пестицидов. Для проведения экспресс-анализов у них есть все необходимое оборудование. Мы сегодня боремся с мусорными свалками, это нужно, но давайте поборемся и за чистоту питания детей, о будущем нашей нации позаботимся.

— Сегодня торговля монополизирована различными крупными торговыми сетями «Магнит», «Вершина», «Пятерочка», которые зарегистрированы где угодно, но не на Ставрополье, и налоги, соответственно, минуют краевую казну. Торговые сети-гиганты определяют ценовую политику?

— Они очень четко держат цены, и войти в них непросто. Например, сегодня цена лука у производителя 5-6 руб., а в магазинах уже 20-30 рублей. Разве на производство лука затрат уходит меньше, чем на доставку и продажу? Почему государство не заботится и не защищает наших крестьян? Регулирование цен — механизм рыночный, который нужно использовать, включать по полной программе. Мы ведь уже перешли от плановой к рыночной экономике, которая сегодня как ребенок, которому надо помочь сделать первые шаги. Государство должно оказать помощь и сказать: ребята, давайте жить дружно, не надо сегодня вести себя некрасиво. Торговля как раз и есть тот монополист, который делает всю экономику страны — они закупают, они продают. Пока существует вот такая разница между производителем и потребителем напрямую, мы не можем создать альтернативную, фирменную торговлю. Да, проводим ярмарки выходного дня, но это различные разовые акции, а нужна система формирования справедливой цены. Необходимо сесть за стол переговоров с открытыми картами — показать затраты производителя, переработчика и торговли. Когда затраты откроют все участники цепочки от поля до магазина — появится возможность установить справедливую цену на продукцию. Вот тогда выиграет тот, кто больше работает, а в конечном итоге потребитель — наше население. Вот о чем речь. Кто это должен сделать? Регулирование цен во всем мире ведет государство. Почему сегодня наша власть самоустранилась? Рынок все расставит! Не расставит, в рынке, кто завершает цепочку, тот и является монополистом формирования цены.

— В мировой практике малые формы хозяйствования являются основным локомотивом экономики. Как у нас обстоят дела в этом направлении?

— У нас сегодня малые и средние формы хозяйствования даже внутри не могут конкурировать с холдингами. Почему? Огромный капитал имеет источники пополнения, солидную господдержку, поэтому у них развитие другое. А малые формы хозяйствования не могут взять кредит. Мы же шагнули в капитализм, а капиталистические инструменты малых форм хозяйствования не используем, у нас совершенно другие подходы. Я опять возвращаюсь к тому, с чего начал беседу. Нужна единая федеральная аграрная политика, которая бы все расставила по своим местам. Сегодня — это наше завтра. Модернизация, инвестиции и интенсификация производства — те три кита, на которых можно и нужно построить всю аграрную политику в России.

Беседовала Светлана ДУБИНИНА

Фото vnd12.ru и Виктора Нестеренко

Автор Светлана Дубинина
Источник: www.stavgubernia.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования